10/22/2012

Holy ravers

Александр Вэнг продолжает эксперименты по адаптации различных культурно-исторических категорий к urban lifestyle. Вряд ли кто-нибудь отправится на рэйв в дизайнерском платье, но как часть шоу история о любви некоторых людей собираться в толпы и двигаться в ритме миллиард ударов в секунду, вполне уместна.
Когда драма отдана на съедение поп-идолам, остается только минимализм. Раф Симонс способен создать высказывание, избегая преувеличений и наигранности. Он работает с формой – конструкция предмета одежды говорит сама за себя. Название этого предмета (платье-жакет,мини-платье или топ) не столь существенно. Важны свойства материала и многофункциональность. CD ‒ синоним светской универсальности, в такой одежде можно даже танцевать.

Джуниа Ватанабе также уделяет основное внимание технологии, но что имеет большее значение –  деятельность дизайнера направлена на разработку обычных, повседневных ситуаций. Спорт, high-tech и немного безумия ‒ навсегда актуальная формула, которая ассоциируется и с рэйверами девяностых.

9/21/2012

Rag & Bone







7/12/2012

Re-sorted







Марк Джейкобс вернулся в оригинальный жанр имени себя — он придал вещам не определяемого стиля и времени узнаваемый вид: диско, искусство на продажу в яркой обертке, русское влияние (допустим).

Контрастные, наивные сочетания ассоциируются с периодом новой экономической политики двадцатых. Нарядно и грубо: кружева и цветочки в качестве основных декоративных элементов. Тиражированный Кустодиев — в репродукции и ошибочной интерпретации.

Это смесь из ярмарочных персонажей и нарождающегося беспредметного искусства. Лирический праздник в духе "Балаганчика" или "Петрушки". Произведения, взращенные на подлинном интересе к истории. В некоторых комплектах можно угадать стилизацию древнерусских мотивов и орнаментов, с их ритмичным чередованием округленных и заостренных линий.

Вряд ли коллекция может быть подвергнута точному анализу. Настроение семидесятых во многом возникает благодаря стилизации лукбука. "Дискотека и изучение фольклора, все равно что чтение Жорж Санд и преследование The Rolling Stones во время тура". О чем это все? Возможно больше времени следовало уделить цветовому решению.

Цвет не вышел из употребления, но стал более зрелым и сложным, ядовитым и неожиданным. Он наряден сам по себе — без барочных игрушек, а все потому, что сочетания, в большей мере, чем когда-либо, основываются на теории. Два основных цвета, которые не могут сосуществовать на одной плоскости без посредника, объединяются дополнительным или используются как контрастные. В результате, в паре с фиолетовым темно-зеленый изумрудится, а оранжевый кажется чуть ли не медным. Насыщенный синий на насыщенном красном, как и зеленый на оранжевом, выглядит угрожающе. Блеклый розовый, желтый, оранжевый, красный, голубой начинают светиться на грязноватом фоне и т.д.

Работу схожей направленности дизайнер выполнил для Marc by Marc Jacobs. Здесь он представляет комплекты родственной и родственно-контрастной гаммы. Холодно-оранжевый заставляет гореть, бордовый сочиться, серо-голубой ледениться. Фирменный розовый и невероятной красоты гамма красных составляют стержень коллекции. Все это ягодное настроение Марк Джейкобс уравновешивает мятными, нейтральными, холодными цветами. Нужно помнить, что здесь монохромность обманчива — состоит из множества оттенков и всячески обогащена сочетаниями.

коллекции здесь и здесь

3/09/2012

Digitally Yours

Уподобление ‒ конечный результат взаимодействия. Виртуальная среда роднее, чем какая-либо другая. Только цифра, только веб-арт. Долгими вечерами, испытывая на прочность функционал графических редакторов и социальных сетей, современник испытывает на предмет пластичности и реальность. Если в графическом дизайне обращение к эстетике народного виртаульного творчества уже давно не воспринимается как нечто необычное, то в дизайне текстиля ‒ это одно актуальных направлений (наряду с имитацией различных материалов).

1. Print Screen + New Layer + Adjustments + Define Pattern:





Jeremy Scott f/w 2012, Basso&Brooke s/s 2012, Narciso Rodriguez s/s 2012, Mary Katrantzou s/s 2012


От print screen до экспериментов со слоями и текстурами. Любительская психоделика на уровне создания patterns, применения инверсии и игры с цветовыми настройками. Без претензии, зато собственного авторства.

2. Smudge Tool:
Банальным Smudge Tool дизайнеры зацепили сюрреализм, где вся магия происходит за счет узнавания отклонений от нормы. Девушки буквально тают, растекаются, окисляются. Может быть это и не человек вовсе, а галлюцинация.



Vera Wang s/s 2012, Tibi pre-fall 2012, Josh Goot s/s 2009, Balenciaga pre-fall 2010




Hussein Chalayan s/s 2012



3. Crop + Copy + Insert + Free Transform:

Коллаж как прием ‒ составляющая коллекций Dries Van Noten двенадцатого года, развивает тему пространственных искажений, плоскости как бесконечного измерения. На сочетании контрастов и ассоциаций выстроена весенне-летняя коллекция, почему очень напоминает фотоблог. Изображения ‒ информационный сигнал, впоследствии обрабатывается и существует только в сознании зрителя. Осенне-зимняя колекция работает не столько с наполнением изображения, сколько с его размещением. Именно так выглядит настоящий print blocking ‒ не смешение принтов, а создание визуального каркаса.



Dries Van Noten s/s 2012


Dries Van Noten f/w 2012

3/04/2012

Black is The Color



Best Of The Season by Terry Richardson and Carine Roitfeld for Purple Magazine s/s 2012;
Rebel Baby by Patrik Sehlstedt and Brian Molloy for Intermission Magazine f/w 2011

2/06/2012

Hard Candy



Обычным признанием не обойтись, программа максимум — заставить всех полюбить Виктора Хорстинга и Рольфа Снорена: крупные формы, многослойность, наивность, асексуальность, тематическое тяготение к неодушевленному (не женщина — но транспорант, осветительная конструкция, нимфа, гора ткани или олень, лось). Кукольная тематика же — самая человечная и одна из самых используемых в коллекциях сезона. Для весны двенадцатого года дизайнеры избрали данный объект как смыслообразующий.





Доведенные до крайности романтичность и ирония в сумме дают вполне освобождающий эффект. Крупные многослойные оборки, шаблоны, кажущиеся чуть ли не картонными, нежная цветовая палитра не только отсылают к пятидесятым-шестидесятым с их инфантильностью и образом девочки-нимфетки, но и воссоздают связь с панк-направлением от обратного. Агрессивный макияж — теперь в розовом, шипованные ошейники заменены на менее опасные. В привлекающих внимание стежках (которые формируют силуэт), излишних и смешных декоративных элементах угадывается принцип DIY.






Каждая вещь словно отрекается от принадлежности к массовому производству. Viktor & Rolf с их армией игрушечных панков сами по себе.

коллекция здесь

All images are not taken or owned by me. They are not intended for any commercial purpose.
They are used solely for the purpose of discussion, comment and as a visual aide.